Глава 36 Тревожное состояние

– Я как раз о тебе думал. Что, опять не спится?

– Да, – тихо ответила я.

– Не хотел тебя будить. Собирался звонить завтра.

– Сейчас уже и есть завтра, – улыбнулась я.

– Ну да, почти, – рассмеялся он. – Рад, что ты позвонила.

– Я боялась, что ты даже слышать меня не захочешь.

– Эмма, я всегда хочу тебя слышать. Так как иначе начинаю волноваться.

– Прости. Мне правда стыдно, что не рассказала тебе о своих заморочках с мамой. Но я очень хочу. Хочу рассказать тебе все как есть.

– Поговорим, когда вернусь. Ладно? А сейчас для меня главное знать, что ты в порядке.

– Мне уже лучше.

– И доказательство тому – звонок в два часа ночи, – шутливо заметил он.

– Ну нет. После разговора с тобой я точно засну, – расплылась я в улыбке.

– Я тоже.

– Но ты ведь завтра позвонишь, да? – Надеюсь, что он не услышал отчаяния в моем голосе.

– Да, обязательно. А теперь тебе надо немножко поспать.

– Хорошо, – сказала я и, прежде чем отключиться, прошептала: – Эван.

– Да, Эмма.

– Я люблю тебя.

– Я тоже тебя люблю.

Проснувшись на следующее утро, я вспомнила наш разговор по телефону в надежде, что он мне не приснился. Ведь голос Эвана до сих пор звучал у меня в ушах, хотя и казался нереальным и призрачным. Но, проверив список вызовов, я обнаружила звонок, сделанный в два часа одиннадцать минут, и облегченно вздохнула.

– Ну, надо же, Эмма Томас! Глазам своим не верю! Неужели ты умеешь улыбаться?! – решила слегка поддразнить меня Сара. – Что, наконец-то приснился хороший сон?

– Ой, нет. Просто ночью я говорила с Эваном.

– Правда? И о чем?

– Ни о чем особенном. Было уже очень поздно. Но он обещал сегодня перезвонить.

– Замечательно, – улыбнулась Сара. – Зачем человеку зря мучиться! А то он стал каким-то пришибленным.

– Сара! Никакой он не пришибленный! – возмутилась я, но Сара только усмехнулась. – Боже, скорей бы прошли эти два месяца! – Я легла на кровать, прижала к груди подушку и уставилась в мансардное окно. – Ты поедешь летом со мной и Эваном в Санта-Барбару? Уверена, что Джаред хорошо знает ребят, у которых мы остановимся. – Я ждала ответа, но Сара почему-то молчала. – Сара?

Когда Сара вышла из гардеробной, губы у нее были поджаты, глаза бегали. Похоже, она что-то скрывала.

– Сара, ну, давай выкладывай.

Она сделала глубокий вздох, подошла к своей кровати и виновато посмотрела на меня. Я сразу напряглась.

– Эм, я не буду учиться в Калифорнийском колледже искусств в Сан-Франциско.

У меня от удивления глаза полезли на лоб. Мы давным-давно планировали учиться вместе в Калифорнии, и то, что ее приняли в колледж искусств, как нельзя лучше соответствовало нашим планам. Тогда мы всегда были бы рядом.

– Я буду учиться в Университете дизайна Парсонс.

– В Нью-Йорке?! – растерянно пробормотала я, сразу растеряв все слова.

Все школьные годы мы с Сарой были неразлейвода, и у меня просто не укладывалось в голове, как я теперь обойдусь без нее. На минуту я буквально онемел не в силах оправиться от удара. Но затем поняла, что нельзя быть такой эгоисткой.

Парсонс – одна из лучших школ дизайна одежды в мире, которая располагалась гораздо ближе к ее дому… и к Джареду. Сара настороженно косилась на меня, явно опасаясь моей реакции. И когда я наконец набралась мужества на нее посмотреть, у меня в глазах стояли слезы, но на губах играла улыбка.



– Мне будет тебя не хватать. Но знаешь, я очень за тебя рада.

Ее лицо сразу прояснилось, глаза засияли.

– Правда? Ты на меня не сердишься?

– Сердишься?! Да, чего уж там скрывать, я, конечно, расстроена, что мы не будем вместе, но для меня самое главное, чтобы тебе было хорошо. О Парсонсе можно только мечтать, и ты вполне заслужила право там учиться.

Сара села рядом и нежно обняла меня. Немного растерявшись, я положила руки ей на плечи и зарылась лицом в ее волосы. Она прижала меня к себе еще крепче, словно боялась отпустить. Господи, разве я смогу жить без Сары?!

Дрожащим от волнения голосом она прошептала:

– Я приеду на лето в Калифорнию и останусь с вами до начала занятий. – Она медленно разжала объятия, в глазах ее блестели слезы. – Мы обязательно будем встречаться на каникулах. И я буду посылать тебе эсэмэски и звонить по «Скайпу», словно мы и не расставались вовсе. И вообще, у тебя же есть Эван, так что ты в любом случае не останешься одна.

– Знаю. Мы с тобой всегда будем друзьями.

– Нет. Мы всегда будем сестрами, – с улыбкой вытерла слезы Сара. – И вообще, нам предстоит столько всего интересного. Эти два месяца обещают быть весьма насыщенными, – с наигранной веселостью заявила она. – У нас впереди школьный бал, День прогульщика и торжественное вручение аттестатов об окончании школы. Эмма, сейчас тебе очень паршиво, но можешь поверить, дела наладятся, тем более что ты снова переезжаешь ко мне. Да, пока что мир видится тебе исключительно в черном цвете, однако ты справишься и все преодолеешь. Ведь ты сильная и еще не такое преодолевала.

Я кивнула, провела рукой по мокрой щеке и через силу улыбнулась. А потом, не выдержав эмоционального накала, дала волю слезам. Я во второй раз потеряла мать. А вот теперь могу потерять и Сару… Она действительно была мне сестрой, и я гордилась дружбой с ней. Боже, как все быстро менялось! Но лишь бы не слишком кардинально.


– Что-то ты быстро, – заметила Сара, когда я вернулась после разговора с Эваном. Этого звонка я весь день ждала с замиранием сердца.

Я села рядом с ней за кухонный стол и положила себе в тарелку немного фетучини.

– Он просто хотел сказать «привет». Его ждали друзья-серфингисты. Торопились на море оседлать волну.

– Неужели он еще дуется?

– Похоже, что да, – призналась я, продолжая накручивать пасту на вилку, хотя есть почему-то расхотелось.

– Ничего, через несколько дней он уже вернется, – поспешила успокоить меня Сара. – По телефону особо не поговоришь. Когда вы встретитесь, все будет по-другому.

– Надеюсь, что так.

Я сразу вспомнила некоторую напряженность в нашем разговоре, хотя мы оба отчаянно старались сказать друг другу хоть что-то приятное. Он явно ждал, когда я поделюсь с ним тем, что скрывала последние несколько месяцев, а потому был не слишком многословен. Недомолвки разделяли нас гораздо больше, чем расстояние между Коннектикутом и Гавайями.

– Ну и чем займемся сегодня вечером? – попыталась отвлечь меня Сара.

– А разве тебе не надо завтра рано вставать, чтобы ехать в аэропорт?

– Совершенно необязательно засиживаться допоздна. Просто посмотрим какое-нибудь кино. К тому же ты сможешь хоть немного поспать. – Сара прекрасно понимала, как сказывается на мне хронический недосып. Она с первого взгляда могла определить, когда у меня была очередная бессонница, и такое со мной случалось чаще, чем хотелось бы. А теперь, со всеми этими трагедиями, здоровый сон вообще казался несбыточной мечтой. – Ну как, переживешь несколько дней в одиночестве?

– Пожалуй, спрошу Кейси, можно ли на две ночи перекантоваться у нее. Ведь мы вместе играем в футбол. А в субботу уже вернется Эван.

– Тоже вариант, – заметила Сара, а затем добавила с ехидной усмешкой: – Похоже, ты уже считаешь дни до приезда Эвана. И если собираешься у него ночевать, значит не слишком волнуешься, что он тебя не простит.

– Надеюсь, что смогу все ему объяснить, – растерянно пожала я плечами.

– Ох, Эмма, – хихикнула Сара. – Ладно, буду держать за тебя кулаки.

– Сара! – возмутилась я. – У меня и в мыслях не было его соблазнять, чтобы заслужить прощение. И вообще, если мы и займемся любовью, то не раньше чем через месяц.

– Не может быть?! – расхохоталась Сара. – Вы что, все запланировали?

– Да, – слегка покраснев, призналась я. – Мы решили, что займемся сексом в ночь накануне выпускного бала.

– Нет, умереть с вами можно! – продолжала веселиться Сара. – Скажи, ради бога, что может быть романтичного в заранее запланированном сексе?! А где же страсть и вожделение?!

– Ты плохо знаешь Эвана, – не подумав, брякнула я и еще больше покраснела, когда увидела, что у Сары буквально отвисла челюсть. – Ну так что, какой фильм смотрим?


Я закрыла глаза, прислушиваясь к дыханию Сары, доносившемуся с соседней кровати, в надежде, что оно меня убаюкает. Сара дышала глубоко и ровно. И я заранее знала, когда она сделает следующий выдох. Неожиданно она затихла. Я терпеливо ждала, но она не дышала.

Тогда я открыла глаза, перевернулась на спину и напряженно прислушалась. И вздрогнула, когда возле кровати появился чей-то силуэт.

– Сара? – спросила я. – Что случилось?

Она не ответила. А вдруг она страдает лунатизмом? Я приподнялась на локте и снова спросила:

– Сара?

Однако, приглядевшись получше, я поняла, что это не она. Попыталась откинуть ногой одеяло, но оно вдруг накрыло меня с головой – и в глазах потемнело. А потом она схватила меня за шею и стала душить. Я брыкалась и изо всех сил отбивалась, однако простыни, обвившие ноги, сковывали движения.

Я кашляла, задыхалась, лягалась и мотала головой, пытаясь оторвать когтистые лапы, все тщетно – она оказалась сильнее меня.

– Ты не заслуживаешь того, чтобы жить, – просипела она.

Тогда я схватила ее за запястья и простонала:

– Но ведь ты уже убила меня!

А когда я проснулась, то обнаружила, что держусь обеими руками за шею. Сердце молотом стучало в груди, дыхание вылетало со свистом. В спальне было темно, на соседней кровати мирно посапывала Сара. Я откинула одеяло и потихоньку выскользнула из комнаты. Похоже, сегодня заснуть не придется. Тогда зачем лежать в темноте и тупо таращиться в потолок?

Я села на диван в игровой комнате, зажав в трясущейся руке телефон. Ужасно хотелось позвонить Эвану, но второго напряженного разговора я точно не переживу.

Затем я включила телевизор и приглушила звук, чтобы не разбудить Сару. Начала бездумно переключать каналы и остановилась на рекламе тряпок из микрофибры, якобы способных без воды отмыть машину, компьютер или даже катер, не оставляя грязных разводов. Я с трудом сдержалась, чтобы не расхохотаться. С минуту потерпев рекламную мутотень, я взяла телефон.

– Смотрю твою любимую рекламу, – сказала я.

– Но вода все-таки нужна, – с улыбкой в голосе ответил он. – А я вот тут сижу и гадаю, удалось ли тебе наконец излечиться и наладить сон.

– И не надейся. А как ты? Встречался с какими-нибудь девушками?

– Еще нет, – хмыкнул он. – А ты сейчас где?

– У Сары.

– Хорошо. Ты ведь не собираешься возвращаться, да?

– Нет, – спокойно ответила я. – Разбитую чашку не склеишь.

– А я уж тут было подумал, что ты не звонишь, так как он не разрешает.

Его умозаключения слегка меня ошарашили.

– Эван в отъезде. Мы даже не успели толком поговорить.

– О… – протянул Джонатан. – Значит, ты и дальше будешь со мной общаться?

– Да. А почему нет? Мы же друзья. У Эвана тоже есть подружки. В любом случае ты никак не мешаешь нашим отношениям.

– Может, хочешь поговорить об этом? – неуверенно спросил Джонатан.

– Нет, – отрезала я.

Помолчав с минуту, Джонатан спросил:

– А как насчет очередной вылазки? На сей раз обещаю, никаких скал.

– С удовольствием, – рассмеялась я. – Если хочешь, можно завтра. Днем у меня тренировка. Но вечером я свободна.

– Идет. Я вернусь с работы к шести. Как насчет… – Он явно задумался. – Как насчет того, чтобы сходить пообедать или типа того? И вообще мне хочется кое-что тебе рассказать.

– Правда? – Я была немного заинтригована. – Конечно. Пришли мне сообщение, когда и где встречаемся.

– Ладно. Тогда до завтра.

Когда я отключилась, то с удивлением обнаружила, что губы сами собой расплываются в улыбку, а сердце бьется чуть сильнее обычного.


4488018356952489.html
4488052572911270.html
    PR.RU™